Energy efficient design and construction of residential buildings

СМИ о нас

26 Июня 2014г.

Наука экономить

А также о том, что мешает возведению энергоэффективных зданий в Казахстане.

Александр, насколько проблема энергосбережения при строительстве актуальна в Казахстане?

По сути дела, эта проблема не нова для Казахстана, но она остается все еще очень острой. Хотя наш проект оказал содействие Министерству регионального развития в подготовке методики проведения энергоаудита, и он введен в качестве обязательной процедуры по закону об энергосбережении. Но во многих случаях энергоаудит рассматривается потребителем, в частности, как некая ненужная, дополнительная мера, без которой можно обойтись. Здесь много причин этому. И большая стоимость энергоаудита, и неразвитость рынка энергоаудиторских компаний. Я знаю, что в Европе это очень солидный и большой бизнес. И есть большое предложение на рынке. Третья проблема – это относительно небольшой срок, который прошел после того, как энергоаудит был принят в качестве обязательной процедуры. Естественно, что многие нормы, методики еще недостаточно отработаны. Есть и еще одна проблема, которая присутствует в Казахстане в этой части – это отсутствие фактических данных. Например, вот по конкретному зданию нужно провести аудит, но мы не имеем ни техдокументации на этот дом, ни каких-то его параметров. И приходится все это «щупать» руками, замерять. Большая проблема – это отсутствие приборов учета в домах. Хотя расчетным путем можно определить объем потребления. Мы в своем проекте совместно с экспертами занимались расчетами потребления, например, тепловой энергии в отсутствие приборов учета тепла в доме. Получаются, конечно, разные данные. Какие-то из них корректные, какие-то – нет. То есть разные есть проекты и разные подходы. Но в целом расчеты позволяют ответить на вопрос – потребляет ли здание энергии положенное количество, перепотребляет или недопотребляет. Потому что в Казахстане есть здания, где энергоаудит показывает, что они потребляют в разы больше энергии, чем положено по нормам. Есть и 360 киловатт/час на квадратный метр, и 450 киловатт/час. Еще один важный вопрос – энергоэффективность в зданиях. Там можно выделить 13 основных проблем с мелкими подтемами.

Эти 13 проблем именно Казахстана касаются? Как ПРООН курирует этот вопрос?

Программа развития ООН в Казахстане при поддержке глобального экологического фонда оказывает содействие правительству РК в продвижении энергоэффективного проектирования и строительства жилых зданий. Проект тесно работает с рядом государственных органов, в частности, с Минрегионразвития, Министерством окружающей среды и водных ресурсов РК, Министерством индустрии и новых технологий. Мы работаем и с госорганами на местах, где реализуются наши пилотные проекты, в частности, с акиматами Караганды и Карагандинской области. Проблема продвижения энергоэффективности в секторе проектирования и строительства сводится к тому, что в Казахстане вследствие объективных причин, может быть – той же суровости климата, наблюдается, в сравнении с другими странами, повышенный расход тепловой энергии для отопления возводимых зданий. Но есть отчасти и субъективные причины. В частности, на этапе проектирования и строительства не соблюдаются некоторые нормы и стандарты, учет которых бы позволил сократить удельное потребление тепловой энергии.

Насколько эта проблема остра?

Жилой сектор в Казахстане является третьим крупнейшим потребителем тепла и электроэнергии. К примеру, в зданиях, большая часть из которых – жилые, потребляется до 30% тепловой энергии. Остальная часть энергии идет либо на потребление промышленности, либо в какие-то другие отрасли экономики. Но, как видно, почти третья часть – это тепловая энергия в зданиях. И, конечно же, здание является серьезным фактором для того, чтобы заниматься этой проблемой. Тем более, что Казахстан принял на себя добровольные обязательства по снижению выбросов парниковых газов. Провозглашена политика на снижение энергоемкости ВВП. Чтобы еще раз сказать об остроте проблемы, назову пару цифр. В Казахстане насчитывается 271 миллион квадратных метров жилья. Из этого числа 65 процентов занимают здания, которые были построены в советский период, и они потребляют энергии в два-три раза больше, чем здания, например, в странах северной Европы. Среднее энергопотребление в наших зданиях составляет порядка 226-270 киловатт/час на квадратный метр. В сравнении со странами Европы это гораздо выше. Это связано как с климатом, так и с проблемами, которые стоят при проектировании и строительстве. Это и качество строительства, и соблюдение нормативов, и готовность потребителя платить немного больше, потому что здания с энергоэффективностью стоят немного больше. Вот эти все факторы говорят о том, что проблемой необходимо в стране заниматься. Еще назову такую стратегию, как стратегия перехода Казахстана к зеленой экономике. Она была принята в прошлом году, и в ней есть ряд цифр в части ЖКХ и строительства. В стратегии четко указано, есть такой прогноз, что до 2030 года количество зданий и иной инфраструктуры будет удвоено. То есть будет построено столько же, сколько зданий построено к сегодняшнему дню. У нас есть два пути. Либо мы будем строить как раньше, с высоким энергопотреблением, тогда мы резко увеличим потребности в тепловой, электрической энергии, в воде. Либо мы пойдем сразу по энергоэффективности и построим здания, которые уже будут отвечать современным требованиям. Вот это тот клубок вопросов, из-за которых страна сейчас стоит на перепутье – куда идти. В чем проблема, почему сразу нельзя взять и построить энергоэффективные здания.

Какие барьеры есть?

Их несколько. На пути от чертежей до ввода здания в эксплуатацию существует 13 ключевых проблем, которые не позволяют нам на выходе иметь энергоэффективные здания. Я назову только несколько, наиболее распространенные. Так, очень важная для потребителя на начальном этапе проблема, когда заказчик формирует техническое задание для строительства жилого здания. Он учитывает спрос на рынке, потребности на рынке, учитывает какие-то строительные нормы, которые позволяют ему говорить, какое здание должно быть – квартиры эконом, бизнес, элит. И должен обязательно учитывать строительные нормы, которые направлены в отношении учета классов энергоэффективности. Сейчас по законодательству у нас есть строительные нормы, которые называются «Тепловая защита зданий», по ним разрешается новые здания строить только трех классов – это А, В и С (очень высокий класс, высокий класс и нормальный класс). Ниже классом здания эксплуатировать допускается, но строить уже нельзя. Их нужно потихоньку подтягивать к более высоким классам. Так вот на этапе разработки технического задания мы убедились, что заказчик не ставит целью в техническом задании добиться какого-то класса, априори идет самый нижний класс, который можно строить. Мы считаем, что это немного неправильный подход. Но все упирается в деньги.

Дорого ли вообще строить энергоэффективные здания?

Мы с акиматом Караганды построили для примера пилотный энергоэффективный дом. В нем увеличение сметной стоимости составляет 10 процентов, но при этом расход тепловой энергии уменьшается в здании на 30 процентов, а по нашим данным жители будут платить еще меньше – они могут достичь экономии до 45-50 процентов. Просто пока у нас это в обществе не приветствуется, люди ищут, где дешевле, лишь бы купить, а там будет видно. Отчасти это связано и со стоимостью энергоносителей. Энергоносители у нас дешевые относительно Европы. Например, стоимость гигокалорий составляет в Астане около 10 евро за одну гигокалорию. В странах Европы это в разы больше – там есть и 50, и 70 и 100 евро. Но мы не говорим, что надо сразу увеличивать стоимость гигокалории, чтобы вести население к энергосбережению. Но, так или иначе, нам придется поднимать тарифы, потому что наша инфраструктура, построенная еще в советское время, требует очень больших инвестиций для ремонта. Ремонты эти могут быть реализованы только с привлечением сторонних инвесторов. Государство не в состоянии сразу вложить все средства, тогда бюджет у нас будет совсем пустой. Нужно привлекать либо займы, либо банки, либо кредиты какие-то, в том числе и льготные, которые сейчас предоставляются. Правда, банки сейчас неохотно идут на это дело, потому что тарифы у нас низкие, окупаемость длинная, много вопросов не урегулировано. Но я думаю, что с течением времени мы все равно к этому придем, плавно, но придем. Поэтому потребителю нужно уже сейчас свыкаться с мыслью, что энергоносители будут дорожать, стоимость оплаты за услуги будет расти.

А какой выход вы видите из этого?

Нужно научиться экономить. Причем не только в быту, хотя и это важно, а еще и на этапе самого проектирования и строительства. Заказчик также должен понимать, что если он построит здание, скажем условно, дырявое, которое пропускает тепло и расходует электроэнергию, то потребитель, живущий в этом здании, будет существенно переплачивать. В конечном счете, мы идем к тому, что на рынке будут выигрывать компании, которые строят энергоэффективное жилье. Оно будет цениться дороже, зато его эксплуатация будет дешевле. Еще один важный момент - в странах Западной Европы принято такое понятие, как оценка жизненного цикла здания. То есть просчитывается не только его проектирование и строительство, но и эксплуатация, вывод из эксплуатации. И если оценить жизненный цикл обычного здания и энергоэффективного здания, то последнее будет выглядеть в экономике, в деньгах лучше, потому что и затраты на его эксплуатацию будут ниже. Это связано с тем, что на этапе как проектирования, так и строительства допускаются просчеты. А ведь проектировщики, когда на втором этапе уже получают техническое задание, должны так подобрать конструкции дома, инженерные сети, чтобы выйти на указанный класс энергоэффективности. Проектировщики должны стремиться к более высокому классу при меньших затратах. Однако пока берется стандартный вариант здания, квартиры, и все отдают заказчику, который тоже никак не заинтересован в том, чтобы построить более энергоэффективные дома. Хотя по принятым строительным нормам у нас считается, что более высокий класс – он должен экономически стимулироваться. К сожалению, этого пока нет. Но, кстати, в некоторых странах нет даже такого понятия, и это зависит от потребителя, который выбирает более энергоэффективное жилье. В других странах есть экономическое стимулирование, есть преференции, какие-то налоговые послабления, и это все продвигается. Но вопрос не в том, чтобы сразу ввести эти преференции, а постепенно готовить потребителя к мысли о том, что жить в энергоэффективном здании гораздо лучше, чем в другом.

Наблюдается ли изменение отношения к энергосбережению ввиду предстоящего проведения выставки Астана ЭКСПО-2017?

Я считаю, что работа в отношении внимания к энергоэффективности повысилась в связи с несколькими факторами. Конечно, это принятие определенных нормативно-правовых документов, прежде всего – закона об энергосбережении, концепции продвижения зеленой экономики, новых СНиПов. Но еще, конечно, сама идея проведения выставки Астана ЭКСПО-2017. Я знаю, что проект разработан, и он будет реализован на левом берегу столицы, вокруг которого также будут строиться энергоэффективные жилые и офисные здания. Мы ожидаем, что в результате те проблемы, которые мы обозначили – от заказчика до строительства объекта, будут как-то преодолены. К примеру, сейчас активно развивается такое понятие, как зеленое строительство. К сожалению, мы не имеем пока в Казахстане сертифицированных зеленых объектов, но я думаю, что к ЭКСПО будут хотя бы построены здания, которые будут отвечать самому высокому классу энергоэффективности, принятому в Казахстане.

Что вы можете сказать об энергомаркировке?

Мы считаем, что потребитель будет заинтересован в энергосбережении в том числе, когда он будет знать, какому классу отвечает его здание. Если он будет видеть, что у него низкий класс, возможно, он будет что-то делать, чтобы его улучшить, понимая, что так жить нельзя. Поэтому мы сейчас совместно с МИНТ РК разрабатываем проект текста постановления в правительство по энергомаркировке здания. В принципе, она уже введена в наших нормах, но нет законодательного акта, который бы определял формат этой маркировки. В России он один, в Европе - другой, в США - третий. Мы делаем формат, который будет приемлем для Казахстана, и будем маркировать пилотные объекты, которые были реализованы изначально. Но потом, мы надеемся, что и строительные компании будут заинтересованы в такой маркировке. И, конечно, местные органы власти, которые будут следить за тем, чтобы все новые и реконструированные здания маркировались. Потому что существует программа модернизации ЖКХ, по которой производятся ремонты жилых домов. Мы считаем, что должно быть видно – что было до и что стало после, тогда будет ясно, куда вложены деньги.

25 июня, Ольга Шишанова, Астана, специально для odome.kz

http://www.odome.kz/mneniya/energiya-kak-tovar/